Инфокоммуникационные услуги

Переход на единую телекоммуникационную инфраструктуру является сложной и многоплановой проблемой. Продолжая развивать логику создания универсальной инфраструктуры связи, которая обеспечить перенос всех типов и «неограниченное» число информационных потоков, определим, как говорится «весь список» предоставляемых услуг (разумеется, инфокоммуникационных).

Но, вероятно, начинать надо с рассмотрения текущего положения дел. Вот тут-то и выясняется, что под каждый тип передаваемой информации строится, как правило, специализированная сеть, которая оснащена системой сигнализации и управления, с некоторым числом версий реализаций. И поскольку, с услугами в таких сетях всё ясно изначально, то при их построении основное внимание уделяется технике. В дальнейшем, при диверсификации услуг, возникает вопрос дублирования сетей и необходимость решения «известной» задачи по продеванию слона через игольное ушко.

Однако корни данного процесса находятся в совершенно неожиданном месте. Как показал анализ, построение существующих и вновь создаваемых систем связи, основано на принципе сформулированным ещё Клодом Шенноном в следующей форме: «Основная задача связи состоит в точном или приближенном воспроизведении в некотором месте сообщения, выбранного для передачи в другом».

Ограничение данного подхода заключается в том, что разработчики больше уделяют внимания технологиям, в то время как услуги, предоставляемые на их основе, остаются на втором плане, поскольку они более-менее понятны изначально. Но возникло непредвиденное обстоятельство, а именно, с появлением инфокоммуникационных услуг изменилась модель предоставления услуг электросвязи. В отличие от традиционной модели, где был представлен оператор и абонент, в новой модели изменилось число участников процесса и их взаимоотношения. Новая модель предполагает наличие оператора, потребителя и поставщика «контента».

Новая модель формирует новые условия, при которой, разработчики сетевых технологий, «насаждая» операторам связи способы переноса информационных потоков, слабо взаимодействуют с поставщиками контента, которые для удовлетворения запросов потребителей, вынуждены самостоятельно развивать технологии представления и обработки информации. В результате разработчики не осознают, куда будет направлено развитие поставщиков контента, и не могут сконцентрировать свои усилия на создание технологии способной удовлетворить все потребности информационных потоков.

Разобщенность процессов развития технологий переноса и обработки информации, составляет плату за определение основной задачи связи.

Вероятно, настало время менять приоритеты. Тем более, что потребитель услуг уже сравнительно давно приучен видеть исключительно приобретаемую услугу с заказанным качеством и за объявленную цену. В общем, сначала следует понять, с чем имеем дело, и уж потом решать, что делать. Во всяком случае, это логично.
Как отмечалось ранее, представление о спектре информационных потоков являет одной из приоритетных задач при создании сетей связи будущего. Поэтому сразу определим, что контентология – это раздел знаний изучающий содержательную часть информации, с точки зрения качественных и количественных характеристик информационных потоков.

Повторим: важность содержательной части состоит в том, что она и только она представляет наибольший интерес для конечного потребителя. Это своего рода «конфетка», ради которой потребитель готов отдать свой грош. В то же время, ненужная информация, как и “вынужденная добродетель», теряет в цене.

Лирическое отступление о контенте

Заметим, что сегодня индустрия информационного содержания (контента) не просто важная информация, это во многом – большой бизнес. И как бы нам не хотелось иного, индустрия контента сегодня начинает доминировать над нашей культурой и социальными взаимодействиями. Еще никогда человеческая история не знала индивидуумов, имеющих доступ к такому большому объему информации. Вернее, осознающих свои возможности на данном уровне развития технологий. Возможно, это начало воздействия глобального информационного общества, в котором защита от ненужной информации и поиск необходимой информации будут иметь тот же вес и значение, что и защита окружающей среды и поиск «чистой» природы в эпоху индустриального развития общества. Мы также не отрицаем, вероятности наличия у людей способностей к доступу к иным видам информационных каналов, которые пока остаются для большинства из нас непознанными.

Можно возразить, что не вся информация стала ценным товаром, чтоб на ней можно строить большой бизнес. К тому же с контентом, в мире телекоммуникаций, наблюдается определенный кризис, вследствие чего сдерживается развертывание сетей связи новых поколений. Но кризисы когда-нибудь проходят, а имеющийся потенциал реализуется в более полном объеме.

Появление ПК оснащенных модемами и телевидения с приставками, позволило многим людям приобщиться к миру Интернет, о котором еще совсем недавно множество специалистов, занятых сейчас в отрасли связи, даже не подозревало. Это открыло совершенно новые горизонты для инфокоммуникаций, но одновременно создало целый ряд очевидных проблем, от необходимости быстрого обучения до быстрого устаревания сетей, в силу их неспособности удовлетворить требования информационных потоков.

В настоящее время развитие индустрии контента основано на двух доминирующих тенденциях:

  • с одной стороны, это конвергенция сетей, услуг и технологий, подстёгнутая тем, что весь мыслимый контент в значительной степени уже имеет цифровую форму;
  • с другой стороны, многообразие устройств для создания, обработки и различных манипуляций с контентом, что приводит к быстрому «размножению» информационных потоков.

Поскольку контент это очень важная вещь, пора определить, что имеется в виду, когда о нём говорят. Из различных источников нам удалось почерпнуть некое определение контента. Итак, контент (con­tent) — это данные, преобразованные в любую форму, предназначенные для хранения с целью последующего востребования во множестве случаев.

Однако данное определение слишком уж суживает пределы понимания контента. Из общего списка исключается все, что связано с передачей в реальном масштабе времени, а именно, телефонные разговоры, web камеры, аудио или видео конференц-связь, не говоря о прямых трансляциях с места событий используемых в телевидении. Что получается, студийная запись «тележевачки» и рекламные ролики – это контент, а «живой эфир» концерта – нет? А как быть с будущим интерактивным ТВ (iTV), которое предусматривает выбор индивидуального сюжета «мыла», и окончательной версии ТВ-передачи заранее просто не существует. На это можно возразить, — зато есть набор сюжетных линий. К примеру, после развода «Просто Мария»: а) нашла-таки свою любовь, б) ушла в монастырь, в) решила баллотироваться на выборах в органы местного самоуправления, г) уехала в Израиль, д) вступила в компартию и т.п. Мы же, в свою очередь, заметим, что все эти ограничения временные, пока компьютер не вытеснил окончательно живых актеров (видео с «живыми» и виртуальными актерами разделится на два самостоятельных направления подобно тому, как это в свое время произошло с театром и кино). И как только это случится, – сюжеты будут «ваяться» в абсолютно любом виде (кстати, может пока не поздно запатентовать свою внешность, дабы исключить её использование в неподобающем виде, наравне с логотипами и товарными знаками). Выходит, что контент реального времени, это всего лишь некий алгоритм (этакая «формула любви»), заложенный в интерактивное ТВ.

Данное обстоятельство указывает на «размывание» технологических границ контента. Посему логично было бы не «разрывать» непрерывный характер многомерной функции «контента» по каким-либо аргументам. Получается, что контент — это данные, преобразованные в любую форму, предназначенные для хранения или передачи, с целью востребования во множестве случаев. Справедливости ради следует сказать, что контент в процессе передачи, так или иначе, хранится. Например, существует регистровая задержка в процессе обработки. Поэтому функция хранения присутствует всегда, но в одних случаях время хранения составляет доли микросекунды, а в других многие года. Во всяком случае, интервал времени большой роли не играет, важно его наличие. Ну, а если, две разговаривающие по телефону женщины за пару часов натворят немало контента… Ну и на здоровье, как говорится. Главное, чтобы они сами смогли решить, как этим контентом распорядиться.

Одной из сторон контента является актуальность. Например, один человек может наслаждаться превосходно рассказанной историей, в то время как не каждый получает удовольствие от того, какого сорта эта история. Большинство людей наслаждаются музыкой и искусством, ? хотя здесь снова имеет место широкое разнообразие вкусов.

Странствующий бард, бродивший по Греции времён Гомера, оставался в каждой деревне несколько дней прежде, чем двинуться дальше (если, конечно, его творчество приходилось «деревенским» по вкусу). Даже когда музыка, искусство и литература были более регулярными событиями в жизни человека, их авторам довольно часто приходилось «повторяться». По крайней мере, по нашим стандартам. Пришедшие ныне технологии изменили все, и каждый бард может выпустить CD (хотя бы на своем ПК) или распространять свои песни по Сети не только в Греции.

В результате, все вокруг можно считать потенциальным контентом. В будущем и все мы станем частью индустрии контента, а не только потребителями услуг связи.

Валов Сергей Геннадьевич
Голышко Александр Викторович

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.