Грани всеобъемлющего Интернета

Огласите весь список, пожалуйста.
Леонид Гайдай

Объять необъятное

Желание изобрести Интернет заново объединило разработчиков и футурологов. Одни стали думать, как создать “большую деревню”, где одни все про всех все знают, а другие — что следует предпринять, чтобы эти сведения не погубили “деревню”. Исследования привели большинство футурологов к мысли о необходимости разделить необъятное на части. Дебатов прошло много. Проводилось от 4‑х до 6‑ти конференций в год. Большинство остановилось на обобщенных определениях направлений развития Будущего Интернета, под названиями: “Интернет людей и для людей”, “Интернет контента и знаний”, “Интернет вещей” и “Интернет сервисов” [1]. Обозначить направления развития безусловно хорошо, но необходимо разъяснить названия, поскольку они не вписываются в лексикон связистов.

Интернет людей

Попытка в определении Inter­net of Peo­ple (IoP) [2] обобщить особенности разных культур, социальных групп, особенности коммуникаций в социальных и целевых группах привела определение к Декларации прав человека с привкусом дополненной реальности при отсутствии общности с терминологией связистов. Один из вариантов определения: “Интернет людей — это совокупность гетерогенных платформ, связывающих и объединяющих различных людей в общины на универсальных недискриминационных принципах для производства и потребления контента”.

К ключевым проблемам, требующим неотлагательных решений Интернета людей, отнесены: доверие и безопасность общения, достоверная идентификации собеседника.

Другим не менее важным аспектом Интернета людей стал доступ к сети. Его предлагается рассматривать как основное право человека. Проблемы доступа связывают с технологическими, социальными и экономическими вопросами. Технологически наиболее просто обеспечить доступ к сети в густонаселенных областях (городах), где затраты на инфраструктуру за счет концентрации клиентов быстро окупаются. Сложности возникают при физическом удалении и уменьшении плотности мест проживания населения, что ведет к возрастанию затрат на создание инфраструктуры доступа и снижению конкуренции между операторами услуг связи. Учитывая, что в отдаленных местах экономическая активность существенно отличается от густонаселенных областей, вопрос окупаемости инфраструктуры доступа может иметь весьма длительное решение.
Одним из показателей развития общества (государства) предлагается считать показатель полосы пропускания при доступе к сети Интернет, выраженный в кбит/с на 1 человека.

Интернет контента

Следующим стал “Интернет контента”. Поскольку термин “контент” имеет широкое толкование, то и Интернет контента стал таким же. Доминирующим направлением стал семантический Веб и новая аббревиатура Web 3.0. Впрочем, ясности для понимания сути это не принесло. Вариантом определения может быть признан следующий: “Интернет контента — это глобальная гетерогенная среда, обеспечивающая ввод, обработку, хранение, поиск и вывод всевозрастающего объема данных на терминал пользователя любого типа и предоставляющая функционал для создания нового контента”.

Основная тенденция, просматриваемая на протяжении длительного срока, — это переход от СМИ, как средства массовой информации, к массовым средствам индивидуальной информации.

Интернет вещей

Наиболее успешным, с точки зрения единогласия, стало определение Интернета вещей [3]: “Интернет вещей — глобальная инфраструктура для информационного общества, которая обеспечивает возможность предоставления более сложных услуг путем соединения друг с другом (физических и виртуальных) вещей на основе существующих и развивающихся функционально совместимых информационно-коммуникационных технологий, и гетерогенная инфраструктура, обеспечивающая взаимодействие триллионов контекстно-зависимых элементов (метки, сенсоры, приводы и мобильные устройства)”.

Возможно, что единогласие в определении было достигнуто согласием “освоить” триллионы контекстно-зависимых элементов. А в вопросе, как обеспечить взаимодействие этих элементов с соблюдением норм по безопасности, энергоэффективности, с учетом их стоимости и надежности, согласия наблюдается немного. В вопросе монетизации Интернета вещей согласия и понимания наблюдается еще меньше.

Однако не все так плохо. На конференции в Дубае вице-президент Gart­ner Хун ЛеХон представил базовые модели внедрения Inter­net of Things.

Первая модель — оперативное информирование, наблюдение за состоянием подключения к сети объекта с целью повышения эффективность его использования и сокращения затрат на эксплуатацию.
Вторая — монетизация, начисление платы по мере использования ресурса. Монетизация основана на распределении затрат на содержание между многими пользователями за счет облачных технологий и аутсорсинга функций по обработке.
Третья — эксплуатация оборудования, организация сетевого взаимодействия исполнительных органов и управляющих устройств. Реализация этого пункта потребует много усилий по достижению согласия, так как он является краеугольным в Интернете вещей.
Четвертая — предоставление через объект дополнительной информации или услуг.
Все просто и наглядно, но именно из таких кирпичиков Интернета вещей и можно будет собрать новые виды бизнеса.

Интернет сервисов

Последним и самым емким стал Интернет сервисов — это широкий диапазон глобально доступных и заслуживающих доверия приложений, программных сред и платформ, хранилищ данных и других систем.

С Интернетом сервисов связывают новые возможности для граждан и бизнеса с точки зрения охвата всех услуг, которые работают в реальном мире. Ключевым элементом является идеальная интерактивность, а именно: постоянная (не имеет временных ограничений), прозрачная (потребитель понимает услугу), бесшовная (взаимодействие с помощью “типичного” устройства) и заслуживающая доверие.

Грани всеобъемлющие

Разделив Будущий Интернет на составные части, футурологи передали эстафету разработчикам, которым необходимо “склеить” их воедино и всеобъемлюще. Не очень простая задача, учитывая, что потребуется:

  • увеличить масштабируемость и динамику методов маршрутизации, включая новое управление адресами и маршрутами;
  • повысить управляемость ресурсов и трафиков, включая обеспечение способности контроля и диагностики;
  • усилить безопасность, конфиденциальность, доверие и целостность доставки данных;
  • сохранить простоту применения с обеспечением повсеместности и доступности;
  • реализовать гибкие и адаптивные методы передачи данных для будущих приложений;
  • реализовать поддержку облачных, встроенных и традиционных операционных систем и приложений;
  • повысить энергетическую эффективность процессов передачи и обработки данных;
  • реализовать разрешения конфликтов, разночтений при реализации протоколов и приложений;
  • обеспечить возможности поиска и локализации информации в поисковых и иных системах.

Реализация названных требований с учетом целевых установок Будущего Интернета [4] должна быть выполнена на сети:

  • фиксированной связи, в которой узлы имеют постоянные и неизменные связи, а оконечные устройства в течение сессии остаются фиксированными;
  • мобильной связи, в которой узлы имеют постоянные и неизменные связи, а оконечные устройства в течение сессии могут менять свое местоположение;
  • адаптивно-мобильной связи, в которой связи между узлами могут меняться и оконечные устройства в течение сессии могут менять свое местоположение.

В рамках названных сетей могут быть организованы связи типа “точка-точка” и “точка-многоточие”, относя связи к групповому виду, при котором узлы имеют постоянные и неизменные связи, а оконечные устройства, оставаясь фиксированными, могут подключаться или отключаться к/от любой сессии, циркулирующей в сети. Дополнительно к групповым связям в сети могут быть организованы множественные связи, при которых узлы имеют постоянные и неизменные связи, а два и более оконечных устройства могут устанавливать множество сессий с целью повышения надежности или повышения пропускной способности канала связи.

Достижение поставленных целей невозможно без решения существующих в технологиях проблем, к которым могут быть отнесены:

  • способ присвоения и поддержания IP-адреса не позволяет достоверно аутентифицировать пользователя, что создает возможность организовать на сети любые действия, включая противоправные;
  • динамическое распределение портов делает сведения о типе потока информации недостоверным, а выбор способа обслуживания его трафика неопределенным;
  • раздельное управление процессом переноса трафика на различных уровнях эталонной модели затрудняет поддержку требований к качеству обслуживания потоков информации на совокупности сетевых инфраструктур;
  • передача трафика с требуемым качеством требует знания, какие ресурсы на сети доступны в каждый момент времени. В связи с огромным количеством соединений и малым временем их существования ситуация меняется настолько быстро, что ни один сигнальный протокол не в состоянии отследить эти изменения. В результате, при корректно работающем оборудовании на сети возникают коллизии и отказы в обслуживании.

Валов Сергей Геннадьевич

Литература:
  1. Alex Galis Anas­ta­sius Gavras (Eds.), Future Inter­net Assem­bly 2013: Val­i­dat­ed Results and New Hori­zons. ISBN 978−3−642−38081−5. Springer, 2013.
  2. Next-gen­er­a­tion Inter­net: archi­tec­tures and pro­to­cols. Edit­ed by Byrav Rama­murthy, George N. Rouskas, Krish­na Moor­thy Sivalingam. ISBN 978−0−521−11368−7. Cam­bridge, 2011.
  3. Рекомендация МСЭ-TY.2060. Сети последующих поколений — Структура и функциональные модели архитектуры. Обзор Интернета вещей, 06/2012.
  4. С.Г. ВАЛОВ и др. Целевые установки Будущего Интернета. Вестник связи, № 2, 2015 г.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.